Machine Learning Competition for Humans!

Глава 7. 1 "Новость".

То, что нас не убивает, делает нас сильнее.
© Фридрих Ницше.


Оказалось, что лететь на Кираре, будучи опрокинутой на её спину, как мокрое бельё – перекинутым через натянутую верёвку, крайне неудобно. Волосы свисали по бокам головы, и, развиваемые встречным ветром, подло закрывали собой весь обзор и лезли в глаза и рот. В последнем Цукуёми убедилась, когда попробовала затянуть возмущённую тираду на тему: «У этого бандита осталась моя катана!» Тирады не состоялось, пришлось девушке пыхтеть уже про себя и крепче цепляться за шерсть Огненной кошки, дабы не свалиться и не совершить эпичного полёта до земли головой вниз.
Впрочем, Хитаги получилось утешить себя тем, что у неё осталось второе оружие, и пока можно не сильно волноваться по поводу потери. Обидно, конечно… Но, с одной стороны, это всего лишь железка, и надо больше радоваться тому, что у Банкотсу осталась она, а не жизнь седовласой. Слова – словами, но в последние мгновения той казалось, что наёмник на самом деле мог убить её…
От неприятных воспоминаний Цуки передёрнуло, а сердце невольно сжалось в груди. Удары его гулким эхом отдались в ушах, и звук этот смешался со свистом ночного, прохладного ветра.
- «Я уже слышала от его приятеля про Инуяшу, но как-то сразу забыла. Какая мне разница была тогда?.. А теперь вдруг выяснятся, что у Шичининтай, похоже, с этой компанией давние счёты. Знать бы ещё, какие…» - Мечница скосила глаза на Кирару и украдкой исторгла тягостный вздох. Можно подумать, та могла ей всё рассказать… А жаль, что нет, разобраться во всём девица предпочла бы немедленно.
А ведь, - чего уж греха таить! – было в этом лидере наёмников что-то… что-то такое завораживающее, чему юная особа не подобрала ещё определения. После их первой встречи она вспоминала о нём не раз и даже не два, хотя прошёл-то от силы всего день! Ох… С Цукуёми, на её памяти, это было впервые – обычно многие вещи имели привычку выветриваться у неё из головы уже через час опосля произошедших событий.
- «Да он человек, как человек… Две руки, две ноги, голова одна, никаких тебе феноменов… Но красив, зараза!.. И опасен, к тому же…» - Последний фактор в отношении к Банкотсу роль играл немаловажную. По крайней мере, для Хитаги, которая, как говорится «Хоть и играла, но не заигрывалась».
Глубоко вздохнув, девушка приподняла голову и заметила уже успевший стать ближе к ним лазурный барьер, у основания которого хорошо различались три фигурки ребят и несколько туш демонов, двое из которых ещё были живы, но Инуяша оное пытался всеми силами исправить. То есть, с помощью Раны Ветра.
- Казе но Кизу! – Золотистый луч энергии ярким росчерком прочертил пространство и смёл противников подчистую, не оставив от них даже горсток пепла. Разве что глубокую борозду на земле, но их после «зачистки», произведённой ханьё, был в округе теперь великое множество. Хоть иди и рис засеивай…
- «Вот… Во-от… Сейчас начнётся». – Уныло, в предчувствии заслуженного нагоняя, подумала седовласая, закрывая рукой лицо. Только ещё воплей полудемона на её дурную голову не хватало…
Кирара звучно рыкнула и стала быстро спускаться вниз, прямиком к хозяйке и её друзьям. Те задвигались вновь: Санго легко зашагала к ним, владелец Тессайги нехорошо осклабился, демонстрируя ряд белоснежных зубов, а Хигураши предостерегающе тронула его за руку. Одним глазом взглянув на Инуяшу, который явно желал ей множества мучений, Цуки попробовала изобразить глубокий обморок, но её мастерски раскусила охотница и стащила со спины своей питомицы.
- Ладно, ладно. – Обречённо буркнула мечница, выпрямляясь и разминая затёкшую за время полёта спину, при этом пытаясь не смотреть в глаза товарищам, отлично зная, что там увидит. Хотя… Попробовать защитить себя хоть чуть-чуть оное ей не помешало: - Как видите, я жива и со мной всё в порядке.
- Чёрт тебя дери, девка! – Моментально взорвался ханьё, с клокочущим рыком подскочив к не успевшей и пискнуть Цукуёми, и сгрёб её за руку, как шкодливого ребёнка разъярённый родитель. Хватка у него оказалась воистину железная – пальцы полудемона сомкнулись на тонком запястье, как стальной обруч кандалов. – Ты каким местом думала, когда за барьер выпрыгивала?! Задним?! Или ты думать вообще не умеешь?!
- Инуяша! – Кагоме укоризнённо выдохнула и, сжав руки в кулаки, шагнула к своему спутнику. Крик «Сидеть!» готов был сорваться с её губ в любую секунду, но единственное, что останавливало мико – возможность, что юноша, падая, заденет Хитаги когтями, а то и вовсе оторвёт ей одну верхнюю конечность.
Виновница же случившего зло щурила кофейного оттенка глаза, кривила в досадливой усмешке чуть припухлые губы, но сдерживалась от резких ответов и грубостей, на которые её сейчас так тянуло. Это стоило ей больших усилий – как человек импульсивный и гордый, она на дух не переносила, когда с ней обращались подобным хамским образом. Но в данный момент от грызни было лучше воздержаться…
О том, что неплохо бы было о новостях доложить, напомнила всё та же Огненная кошка – она под удивлённым взглядом Санго подошла к мечнице и носом уткнулась ей в ладонь, сдавленно рыкнув. Седовласая, прекратив буравить ханьё убийственным взглядом и желать ему всяких мелких пакостей, взглянула на Кирару и, нахмурившись, резко вырвала руку из пальцев полудемона, сопроводив всё это суховатыми словами:
- У вас, между прочим, проблемы, как я поняла.
- И одна из них – ты. – Ядовито отозвался Инуяша, и был тут же впечатан в землю возгласом «Сидеть!» Кагоме, невозмутимо обойдя по короткой дуге ругающегося, как пьяный матрос, владельца Тессайги, подобралась ближе к Цуки и на пару с охотницей наградила её вопросительно-встревоженным взглядом.
Та кашлянула.
- В лесу я наткнулась на одного человека… Точнее, я и Шуичи встречались с ним и его друзьями ещё вчера, в Долине Туманов. – О том, что они там, собственно, забыли, девушка скромно умолчала, решив, что никакой сути это не несёт. – Они нас… Э-э… отпустили в обмен на какой-то там фрагмент ожерелья, и мы разошлись в разные стороны, а сейчас я снова наткнулась на лидера этой группы наёмников.
- Наёмников? – Обеспокоено переспросила Хигураши, сжимая в руках лук до побеления костяшек пальцев. Лицо её выражало такую тревогу, что Цукуёми поняла сразу же – не было, не было ничего хорошего… И, наверное, не будет. Однако, собравшись, продолжила говорить уже с осторожностью гонца, который принёс плохую весть, и может быть за это лишён головы:
- Да. Они называли себя Шичининтай.
Жрица судорожно вздохнула, Санго широко распахнула глаза, словно не веря своим ушам, а Инуяша раздражённо высказался с земли:
- Врёшь! – Подняв лицо, перепачканное в грязи и сплюнув на землю комочек травы, он испытывающее уставился на Хитаги, нервно подёргивая ушами. Та рефлекторно ощерилась и, скрестив руки на груди, будто желая так защититься, смуро отозвалась:
- Не хочешь – не верь, я тебя не заставляю. Но Банкотсу сказал, что они с товарищами к вам наведаются, вот я и решила предупредить.
Кагоме зябко поёжилась, охотница на демонов встревожено огляделась, а ханьё, обругав неизвестно кого, вскочил на ноги и стал принюхиваться, втягивая носом прохладный, ночной воздух, смешанный с лёгким металлическим запахом крови демонов-пауков. Кирара мрачно махнула хвостом, словно пытаясь этим подписаться под правдивостью слов мечницы.
- Но ведь Шичининтай были убиты… Все. – Почти одними губами прошептала мико, нашаривая в колчане за спиной стрелу и на всякий случай начиная натягивать тетиву лука. – Во время битвы у горы Хакурей, а Банкотсу Нараку уничтожил на наших глазах. Как тогда они…
- Если их опять оживили, то это уже ни в какие ворота не лезет. – Раздосадовано оборвал её полудемон, резко оборачиваясь в их сторону.
- Но я не чувствую нигде поблизости осколков камня Душ. – Возразила девушка, заставив своими словами седовласую вклиниться в разговор:
- Шуичи слышал от своего учителя, что якобы есть те, кто с помощью тёмных сил могут возвращать умерших к жизни. Может быть, призвали их души?
- Возможно. – Неуверенным хором согласились охотница на демонов и Хигураши, а Инуяша мрачно сплюнул себе под ноги:
- Да какое нам дело до этого?! Надо разобраться с ними, а о воскрешении потом подумаем!
И, внезапно… О, да, такие вещи вообще очень любят происходить внезапно – в этом, наверное, и есть их главное преимущество. В конце концов, ничего не выбивает из колеи настолько сильно, как неожиданности, особенно неприятные.
Барьер, и без того выглядевший нынче полупрозрачным, вдруг лопнул, как мыльный пузырь. В иссиня-сёрное небо взмыли и практически сразу растаяли лазурные искорки, но внимание привлекало не это, а совсем другое – отчаянный вскрик Ямазаки со стороны деревни.
- Шуичи! – Цукуёми встрепенулась, как птичка в гнезде, к которой начал подкрадываться разбойного вида кот с намерением полакомиться и её, и её яйцами с птенчиками. Выхватив из ножен оставшуюся катану, она, не раздумывая, рванула к селению, где, судя по всему, и мелкому магу, и монаху приходилось несладко.
- Чё-ёрт… - Поморщившись, ханьё привычно помог Кагоме забраться к себе на спину и вприпрыжку понёсся за мечницей, а Санго, тихо и обеспокоено прошептав «Хооши-сама, вы…» кинулась к Кираре.
Видимо, новое сражение было не за горами…

Варианты ответов:

Далее ››