...

Тем временем за пассажирами грузовичка зорко следили солдаты корпорации, рязглядывая их через прицелы снайперских винтовок. "Цели только что прошли пункт 12", - доложил один из них командиру. - "Скоро будут на расстоянии выстрела". "Хорошо, стреляй", - заметил тот. Солдат опешил: "Но... Турки приказали нам дождаться их прибытия!" Командир поморщился: опять эта разведка! "Опять вся слава достанется им", - проворчал он. - "Стреляй!"
Вдалеке послышался стрекот вертолета, но это мало беспокоило Зака. Он лениво поднялся на ноги, огляделся.
- Эй, папаша, - произнес Зак. - Долго нам еще? Эта твоя развалюха...
Вспышка на ближайшем холме приковала его внимание; сотни раз он наблюдал подобное - отражение солнечных лучей в прицелах.
- Клауд, беги! - заорал Зак, бросаясь к другу и закрывая его своим телом.
Раздался выстрел...
Луиза увидела, как ребята выпрыгнули из машины, и сама быстро открыла дверцу и выскочила. Напуганный водитель погнал свою колымагу прочь.
Зак оставил почти бессознательного Клауда – видимо, в него все-таки попали, - за камнем, отделяющим беглецов от стягивающегося на холм подразделения турков. Парень достал свой меч; Луиза всегда восхищалась этим движением. Таким величественным, таким благородным...
Она восторгалась солдатами первого класса, хотя совсем недавно сама получила это звание. Зак получил его раньше нее, и она любила наблюдать за его тренировками, потому что во всех его движениях чувствовалось величие, мужественность, твердость. Все это он приобрел за долгие годы практики. Но сейчас, вместе с детским восторгом, девушка ощущала ужасное нервное напряжение, как будто все, о чем она мечтает, сегодня превратиться в прах.
- Присмотри за ним, - бросил ей Зак, указывая на неподвижного Клауда, а сам твердым шагом направился из укрытия. Луиза с грустью посмотрела ему вслед. Ей хотелось пойти с ним, разделить его судьбу, всех врагов. Она очень хотела защитить его от этих кровожадных синровцев. Ведь она тоже получила звание солдата первого класса не за красивые глаза, и была уверена, что справиться. Но обычно женщина на войне – тяжкое бремя; она не осмелилась ему перечить.
- Можешь на меня положиться, - обреченно кивнула она. А потом достала пистолет. - Я тебя прикрою... Будь осторожен.
Он молча посмотрел ей в глаза и улыбнулся. Теперь он готов к бою.

Варианты ответов:


Далее ››