Проооодкэ! О_о

Прошла неделя с появления Кафу. Ты успела узнать, что его отец раньше работал с твоей мамой, и ты его хорошо знала. Всю неделю ты провела за учебниками, институт никуда не денется. Смотря в окно ты увидела, что за неделю успел выпать снег, а в вашем городе он выпадал по многу, так что на улице были огромные сугробы. Но от своих мыслей тебя отрвал стук в дверь.
Ты открыла дверь и замерла в изумлении.


— Хватит учиться! — объявил Кафу. — Ты и так всю неделю просидела не поднимая головы. Сегодня выходной, так что мы идем гулять.


— Гулять? — переспросила ты.


— Гулять, — невозмутимо подтвердил парень.


— Куда?


— А вот это секрет, — в глазах Кафу запрыгали искорки.


Ты открыла рот, чтобы возмутиться, но он приложил палец к твоим губам.


— Ш-ш-ш, — сказал он. — Все вопросы потом.


Несмотря на легкую досаду, тебе было любопытно. Ты вышла вслед за Кафу и закрыла дверь. Проходя по коридору, ты обернулась на тихий звук. Из-за приоткрытой двери выглядывал Йо. На его губах играла противная улыбочка.


Ты отвернулась и нагнала Кафу. Вы вышли из Корпуса. Снаружи ярко сияло солнце. Сад был весь завален снегом. Кафу шел быстрым и уверенным шагом, и тебе было нелегко за ним угнаться.


— Далеко ли твой секрет?


— Недалеко, — улыбнулся он.


Недалеко. Кафу умел ответить так, чтобы разжечь любопытство. Ты сжала губы. Ты не доставишь ему удовольствия, донимая его расспросами.


— Ты часто гуляла после рождения дочки? — спросил он, немного замедлив шаг.


— Несколько раз. Еще до начала занятий.


— Но занятия начались полгода назад! — Кафу покачал головой. — О чем думают Йо и Анна? Нельзя все время сидеть взаперти. Это вредно для здоровья.


Тебя позабавило его возмущение. Тебе трудно было представить, что Кафу способен просидеть в четырех стенах хотя бы день. Загар на его лице и руках говорил о долгих прогулках под полящим солнцем.

— Отлично. — Он склонил голову набок и странно посмотрел на тебя. — Я хотел посетить одно свое любимое местечко. Пойдешь со мной?


— А где оно?


— В лесу.


— Еще один секрет?


Кафу улыбнулся:


— Да, но на этот раз настоящий.


— Правда? Но если ты покажешь это место мне, секрет лопнет как мыльный пузырь.


Кафу засмеялся:


— Я шучу. На самом деле никакой особой тайны нет. Просто хочу посмотреть на одно местечко, куда любил приходить раньше. — Я прятался там, когда у меня были неприятности.


— О, значит, очень часто!


— Все-то ты обо мне знаешь! Ну что, идем или нет?


— А это далеко? Он покачал головой:


— Нет. Не беспокойся, ты не опоздаешь на тренировку.

— Тогда пошли, — сказала ты.


Вы направились по тропинке, которая вела в лес. Ты вспомнила, что последний раз ходила здесь почти год назад, когда еще была беременна. Однажды, холодным вечером, Анна решила, что тебе нужно прогуляться на свежем воздухе, вы дошли до старого кладбища в лесу, и Анна объяснила тебе, что происходит с шаманами после смерти.


Ты вздрогнула, вспомнив её слова. Когда шаман умирает, его сознание теряет контроль и душа вырывается из тела подобно воздуху из лопнутого шарика.


Кафу шел быстро, и ты с трудом поспевала за ним. Твои мысли обратились ко вчерашнему вечеру. Кафу говорил, что ему не терпится вернуться домой, к своим подопечным. Хотя ты понимала его чувства, тебе очень не хотелось, чтобы он уезжал. Минувшая неделя была самой счастливой в твоей жизни. Конечно, с Йо всегда было интересно, но Кафу, с его молодым задором и бесконечным оптимизмом, все время предлагал новые и новые забавы. Кафу это доставляло не меньшее удовольствие, чем тебе.


— А каково это — быть единственным шаманом среди обычных людей? — спросила ты.
Кафу задумался.


— Это и приятно, и непросто. Как бы близко я ни сталкивался с людьми, они ни на секунду не забывают, что я не такой, как они. Когда они побаиваются меня, потому что не понимают, что я делаю как я это делаю. Некоторые люди до сих пор не разрешают мне прикасаться к ним, хотя охотно позволяют лечить их животных.


Ты кивнула:


— Жители города тоже боятся шаманов.


— Почти все люди сначала боялись меня. Прошло немало времени, прежде чем они начали мне доверять.


— Тебе там не одиноко?


— Иногда. Но моя работа того стоит. — Вы вышли на дорогу, и Кафу свернул влево. — Когда я работаю, я чувствую, что живу не зря. Если бы не я, кое-кого из жителей моей деревни уже не было бы в живых.


— Наверное, здорово — знать, что ты спас чью-то жизнь.


Кафу улыбнулся.


— Это лучшее приложение шаманства. По сравнению с целительством все остальное — пустые игрушки. Отец не согласен со мной, но я считаю, что Археология — пустая трата времени.

— Археологи говорят, что их открытия могут облегчить людям жизнь, — напомнила ты.

Он кивнул:


— Да, Археологи придумали кое-что полезное, а об обороне и подавно забывать не стоит. Наверное, у меня просто зуб на тех, кто попусту теряет время. Вместо того чтобы помогать другим, они посвящают всю жизнь «исследованиям», а попросту говоря, хобби.


Ты улыбнулась, вспомнив опыты друга.


— У нас слишком много учёных и слишком мало Целителей, — продолжал он. — Целители лечат только пациентов с деньгами и положением, на остальных у них просто не хватает времени. Но основам Целительства учатся все шаманы. Почему бы остальным не уделить время для помощи Целителям. Тогда бы мы могли помочь многим и многим. Я всех, кто приходит ко мне: пастухов, ремесленников, фермеров, путешественников. Здешние Целители должны были бы делать то же самое. Ремесленники Японии платят налоги, часть которых идет на поддержание города. Они должны иметь возможность пользоваться услугами Целителей.


Кафу увлекся. Похоже, он высказывал давно наболевшие мысли.


— А жители деревень? — подсказала ты.


Он замедлил шаг и посмотрел на тебя.


— Да, — сказал он. — Хотя, я считаю, здесь мы должны быть осторожны.


Ты нахмурилась:


— Ты считаешь, что они недостойны?..


— Нет, что ты! Но деревни — это только часть другой, большей проблемы. Исцеляя жителей деревни, мы потратили бы много времени, но не искоренили источник зла. Извини за такое сравнение, но деревни — это нарывы на коже города, которые говорят о его внутренних болезнях. Пока мы не излечим их, нарывы не исчезнут.


— Внутренние болезни?


— Понимаешь, — Кафу взглянул на тебя, — продолжая мое сравнение, можно сказать, что город превратился в старого толстого воина. Он сидит сиднем и ничего не делает, только поедает сладости, и либо не понимает, либо не желает понимать, что его раздутое брюхо выглядит отвратительно, а его невоздержанность разрушает тело. Он давно не в состоянии защитить себя, но что ему до того, ведь врагов уже нет.


Ты смотрела на Кафу большими глазами. По сути он только что обвинил правитеьство в жадности и лени и сказал, что их расходы тяжелым бременем лежат на горожанах, включая жителей деревень. Кафу неуверенно улыбнулся.


— Я не имею в виду, — торопливо добавил он, — что мы должны сидеть сложа руки. Нужно что-то делать.


— Что например?


Он улыбнулся:


— Ладно, не хочу омрачать нашу прогулку своими гневными тирадами. Смотри, мы выходим на дорогу.


Вы прошли мимо домов старейших жителей города, которые уже удалились от дел. Дорога кончилась, и Кафу углубился в лес. Снег скрипел под его ногами. Ты шла след в след.


Вскоре идти стало трудно из-за поваленных деревьев. Вы начали подниматься вверх по склону. Ты едва поспевала. Наконец Кафу остановился и положил ладонь на ствол огромного дерева.


— Первый ориентир. Запомни это дерево, Мишь. До него нужно идти в том же направлении, куда вела дорога, а теперь нужно повернуть на восток и лезть вверх по склону, пока не наткнешься на стену.


— На Внешнюю Стену?


Он кивнул. Ты чуть не застонала. Внешняя Стена была очень далеко в лесу. Вы прошли еще немного, и ты совсем запыхалась.


— Подожди! — воскликнула ты, когда поняла, что сейчас просто рухнешь в снег.

С широкой улыбкой Кафу повернулся к тебе. Ты с удовлетворением заметила, что он тоже тяжело дышит. Он показал на груду заснеженных камней.


— Стена.


Ты уставилась на холм снега, потом сообразила, что это не груда камней, а участок каменной кладки. От Внешней Стены остались только развалины.


— Теперь, — сказал Кафу, пытаясь отдышаться, — мы должны идти на север.


Прежде чем ты успела возразить, он снова пошел вперед. Ты с трудом сдвинулась с места, но теперь, когда не нужно было подниматься по склону, идти стало легче, и скоро ты пришла в себя. Кафу забрался на скальный выход и, спустившись на другую сторону, скрылся из виду. Вскарабкавшись следом ты оказалась на небольшой ровной площадке. Вокруг вздымались верхушки деревьев. Должно быть, летом это место полностью скрыто от взоров. С другой стороны площадки по камням струился ручеек. Он впадал в небольшое озерцо, по краям затянутое льдом, и, вытекая из него, скрывался между камней.

Кафу улыбался.


— Вот мое тайное место. Это источник. Отсюда город получает воду.


Подойдя ближе, ты увидела, что ручеек вытекает прямо из скалы.


— Как здорово, — сказала ты, подняв глаза на Кафу. — Летом здесь, наверное, очень хорошо.


— Не дожидайся лета, — глаза Кафу сияли. — Весной здесь не хуже. Я наведывался сюда с тех пор, как начинал таять снег.


Ты представила себе мальчика, который взбирается по склону и в одиночестве сидит у источника. Этот мальчик стал учеником великих шаманов-цеителей, потом сам стал Целителем. «Я буду приходить сюда», — решила ты. Здесь можно побыть одной и забыть о грустном. Наверное, Кафу потому и показал тебе источник.


— О чем ты думаешь, маленькая Мишель?


— Я хочу поблагодарить тебя. Он поднял брови:


— За что?


— За то, что научил меня радоваться. Я уже думала, что в жизни шаманов нет места радости. — У тебя вдруг дрогнули губы. — Я знаю, что ты должен уехать, но я бы очень хотела, чтобы ты остался.


Кафу посмотрел на тебя серьезным взглядом.


— Я буду скучать по тебе, маленькая Мишелька. — Он сделал шаг и открыл рот, собираясь что-то сказать, но передумал. Положив палец под подбородок, он поднял твою голову, наклонился и поцеловал в губы.


В изумлении ты чуть отпрянула назад. Лицо Кафу было совсем рядом. В его блестящих глазах ты прочитала вопрос. Внезапно кровь прилила к твоему лицу, и сердце забилось часто-часто. Ты поняла, что улыбаешься во весь рот и не можешь остановиться. Кафу тихо засмеялся и снова поцеловал тебя.


На этот раз его губы задержались на твоих губах. Ты ощутила их мягкость и тепло. По твоей спине пробежала дрожь, но не от холода. Когда Кафу наконец оторвался от тебя, ты качнулась вперед, не желая отпускать его так скоро.


Улыбка сбежала с его лица.


— Прости. Это не очень честно с моей стороны.


— Не очень честно?


Он посмотрел себе под ноги:


— Я ведь никто для тебя. Да и Хао, я уверен что он вернётся.


Ты горько засмеялась:


— Сомневаюсь, но всё может быть.


Кафу пристально смотрел на тебя. Ты нахмурилась. Вдруг он подумает, что его внимание приятно тебе лишь потому, что больше никто не увидит тебя в романтическом свете?


А что оты сама-то думаешь? Еще минуту назад тебе и в голову не приходило, что он может быть не просто другом. Ты потрясла головой и улыбнулась.


— Ну, Кафу, на этот раз ты меня действительно удивил! Кафу радостно улыбнулся тебе в ответ…

— Мишель! - раздался голос позади вас с Кафу.

Ты медленно обернулась и увидела полу прозрачный силует парня. Немного грустные глаза были по детскому наивны.

— Хао. - чуть слышно прошептала ты.

— Как ты могла? - опустив голову вниз проговорил силует.

— Я... он... - у тебя не было слов чтобы объяснить всё происходящее.

Ты посмотрела по сторонам. Кафу. Его нет. Видимо решил оставить вас с Хао тут вдвоём. Вам есть о чём поговорить.

Силует медленно начал приобретать телесную оболочку и через минуту перед тобой стоял живой человек. Это был всё тот же Хао, мёртвое тело которого ты ещё недавно держала в объятиях. Как тебе не хватало этих глаз смотрящих на мир с долей огорчения.

— Я тебя ненавижу. - прошептал Хао, сжимая кулаки.

Через секунду ты почувствовала, что в зоне сердца что-то кольнула, опустив голову вниз ты увидела торчавшую рукоядку от кинжала из твоей груди.

В глазах медленно начало темнеть. Ты опустилась на колени, держась за рукоядку кинжала.

— Всё равно люблю. - шептала ты сквозь слёзы.

— Я начну сначала. - последние слова Огненного Шамана.

Ты открыла глаза от неясного шума и замерла в глубочайшем удивлении, твои руки тряслись, а зубы непослушно стукались друг о друга.

Водопад. Тот самый с которого началась твоя грусная история. Тот уступ, украсивший проявление любви Короля Шаманов. Всё вернулось туда, на годы назад.

Ты точно помнила, что в момент твоего пробуждения тогда Хао был сзади тебя. Ты и хотела и боялась повернуться, чтобы удостовериться в этом, но чувства взяли верх над разумом и ты медленно, чуть не падая повернулась назад.

Хао. Да, без сомнения это он. Спит блаженным сном невинного ребёнка. Посмотрев на себя, а потом снова на него, ты поняла, что всё что было, это был всего лишь сон.

Да, иногда, всё не то чем может сначала показаться. В этой грустной истории был только один конец, который мог спасти лишь один человек. Знать всю правду будет лишь тот, кто приоткрыв глаза смотрит на изумлёную девушку перед собой и думает "Я начну сначала... И пусть всё будет, как и должно было быть....".


THE END


Корпорация "Секреты Аномалий"
Аномалии - таинственные, не поддающиеся логикой и здравым смыслом вещи, существа и события. Они появились в связи с акт…


Варианты ответов:

Далее ››