Machine Learning Competition for Humans!

Глава 7. Первый поцелуй.


__________________

Сириус Блэк сидел в красном, под цвет гостиной, кресле и читал учебник. Он пытался сосредоточиться на материале, но все было тщетно: черные аккуратные буковки перемешивались в его голове, теряя всякую осмысленность. Он вздохнул и перевернул очередную страницу ветхого тома. Чертов профессор Бинс! {censored}, что эта книга специально создана для того, чтобы выиграть приз «Самый скучный магический учебник». Хотя, может, на нее просто наложили заклинание сонливости?
— Эй, — позвал кто-то и парень встрепенулся. Он оторвался от книги и поднял взгляд; рядом с ним присела Бьянка Дейвис.
Ее красивые шелковистые волосы были завязаны в тугой пучок на затылке, а взгляд, немного рассеянный и встревоженный, ненадолго задержался на учебнике Сириуса.
— Я не помешаю?
Сириус криво ухмыльнулся и окинул ее взглядом — медленным, изучающим, почти до неприличия пристальным.
— А если я скажу, что да, это что-то изменить? — спросил он и посмотрел ей в глаза.
Бьянка слегка зарделась, но тут же взяла себя в руки и, усевшись удобнее, повернулась к однокурснику.
— Вообще-то это очень важно, – проговорила она с достоинством. – Навязываться я не хочу, но…
— Но ты навязываешься.
— Нет, я, по-моему, серьезно, — она поджала губы.
— Тогда я определенно должен это услышать, — Сириус присвистнул и заулыбался.
Бьянка обвела взглядом гостиную. В камине, разбрасывая искры, потрескивал и бросал {censored} на стены огонь, что создавало какую-то домашнюю идиллию. Все младшекурстники сейчас находились на занятиях и в комнате, за исключение их двоих, никого не было.
Бьянка замялась.
— Знаешь, Камила она…
Стоило Бьянке произнести имя лучшей подруги — Блэк перестал улыбаться.
— Если ты пришла поговорить о том, как плохо повлиял на твою подругу наш разрыв — проваливай!
— Не смей так обо мне. Вопрос имеет несколько иной характер, чем ты думаешь. Камила, кажется, немного не в себе. Ты разбил ей сердце.
Сириус прикрыл глаза, глубоко вдохнул и медленно выдохнул, собираясь с мыслями.
— Послушай, я не спорю, мы клево смотрелись с ней вместе, иногда неплохо проводили время, но...
— Что "но"? — перебила Бьянка. — Не скажешь? Если у тебя нет сердца, то не значит, что у нее нет. Когда люди расстаются — есть причина, а ты очень жестоко поступил, ничего ей не пояснив.
Серые глаза гневно засверкали.
— Да, я плохой. Мы это выяснили? Свободна, — последнее слово он прошипел.
Бьянка хмыкнула, поняв, что больше от него ничего не добьется.
— Какой же ты... Слов нет просто. И что девушки в тебе находят? Ты же все врешь! Камила надоела, и ты решил портить жизнь кому-то другому. Я тебе не верю — ты настоящий врун. Особенно когда говоришь, что не имеешь ничего общего со своей семьей.
— А я не верю, что ты натуральная блондинка, — пропел Блэк.
— Да пошел ты! – воскликнула она и вдруг запнулась. Из спален девушек вышла Марлин.
Сириус тоже ее заметил и в удивлении захлопал глазами. Он-то думал она сейчас на тренировке.
— Проблемы? – с торжеством прошептала Бьянка. – Марлин, привет! – громко поздоровалась она, специально привлекая внимание однокурсницы.
Марлин медленно спускалась по лестнице. Ее волосы, как всегда, были аккуратно уложены, мантия накинута на плечи. Облачена она была в красивый черный сарафан, который подчеркивал ее тоненькую фигурку; на груди красовалась красивая дорогая брошь. Ее наряды всегда были немного старомодны, но без сомнений дорогие и элегантные.
— Ммм… привет, – наконец произнесла Марлин, подходя к ней.
Только сейчас она заметила Сириуса: он делал вид, что сосредоточенно читает книгу. Бьянка окинула Марлин оценивающим взглядом и, покачав головой, направилась к выходу. Та тоже хотела выйти следом за ней, но вдруг поняла, что это впервые за две недели она осталась с Сириусом наедине. Колебания были недолгими; она присела на корточки, облокотившись об его кресло.
— Читаешь? – поинтересовалась она.
— Когда ты видишь человека с книгой в руках, тебе на ум приходит что-то помимо этого? — как-то слишком резковато спросил Блэк.
— Нет. Просто редко можно застать тебя за чтением. Меня это удивило, — мягко произнесла она, стараясь настроить его на мирный лад.
Блэк сидел, вальяжно развалившись и оперевшись локтем об подлокотник, и нервно барабанил пальцами по столику. Марлин протянула руку и провела холодными пальчиками по его руке. Сириус на миг замер, оторвался от учебника и слегка скосил взгляд в ее сторону, наблюдая за тем, как она переплетает их пальцы. Несколько томительных секунд он следил за ее действиями, а потом хмыкнул и убрал руку.
На миг Марлин растерялась; в глазах промелькнула обида. Но сразу за ней появилось раздражение, которое она сумела замаскировать.
— Можно с тобой поговорить?
Сириус притворился, что не расслышал. Он проигнорировал ее и тогда, когда она задала свой вопрос во второй раз, от чего Марлин уже разозлилась. Она готова была поспорить на все свое наследство, что видела, как уголки его губ приподнялись в глумливой ухмылочке. Да он смеется над ней! Марли насупилась, резко вскочила и выхватила у него из рук учебник.
Сириус захлопал глазами.
— Верни книгу, Стюарт.
Марлин спрятала ее за спину, ухмыльнулась и, соблазнительно виляя бедрами, обошла вокруг письменного столика.
— Отбери, — прошептала она, немного подавшись вперед, отчего иссиня-черная челка упала ей на глаза.
Сириус мучительно медленно изучал ее с головы до ног и с ног до головы.
— Поиграть хочешь?
— Называй это как пожелаешь.
Блэк c мрачным видом поднялся. Он подошел и, облокотившись об спинку кресла, уставился на нее.
— Будь хорошей девочкой и отдай мне книгу, – тихо сказал он.
— Какая же я хорошая девочка? Все мои поступки говорят сами за себя. Вот если бы ты простил меня и сказал, что абсолютно не сердишься...
Сириус молча разглядывал ее. Марлин на мгновение показалось, что он сейчас начнет кричать на нее, но даже это было бы лучше, чем постоянный игнор с его стороны. Его равнодушие ужасно раздражало девушку все это время.
— Думаешь это так просто, принцесса? Состроишь красивые глазки и все?
— Ты же знаешь, что сгоряча я могу наговорить все, что угодно.
— Просто скажи, что тебе не нравиться, что я перестал обращать на тебя внимание, — он улыбнулся той самой улыбкой, которая заставляла женские сердца таять как шоколад в летний зной.
— Дело не в этом...
— Прекрати, врать, Марли. Я заметил, что тебя это задевает, — Сириус понизил голос. — Просто тебе этого не хватает, вот ты и бегаешь за мной хвостом. Твои взгляды на уроках, в Большом зале... Я их чувствую.
— Не все в мире связано с тобой, Блэк. Я прекрасно могу без тебя обойтись, — Марлин сжала кулаки, так что побелели костяшки пальцев. Складывалось впечатление, что она с трудом сдерживается, чтобы не врезать ему. – А если хочешь отомстить мне — вслух скажи о моих недостатках. Давай! И мы будем квитами.
— Заманчивое предложение. Недостатки... — он ухмыльнулся, задумчиво водя большим пальцем по подбородку. — Начнем с того, что на тебе иногда слишком много одежды.
— Блэк, — прошипела Марли.
— Хорошо-хорошо. Пожалуй, только твое самолюбие меня и бесит. Ну, может, еще и то, с каким превосходством ты на всех смотришь, словно весь мир тебе задолжал, — он запнулся. — Хотя, вот это как раз мне и нравиться. Ты просто какая-то... Не знаю, как объяснить. Такая сладкая избалованная девочка, но в душе настоящая... Кхм, давай, не буду произносить это слово? Я пообещал Ремусу не ругаться.
Марлин надула губы и зло посмотрела на него. Когда она сердилась, то становилась еще красивее.
Он рассмеялся.
— Меня никто не выводит, так как ты. У тебя просто талант, — он подошел к ней еще ближе и по мере того как он приближался к ней, слова звучали все тише и тише. — Еще ты слишком аккуратна. Всегда закалываешь волосы и укладываешь их, чтобы был четко виден пробел. Такая идеальная. Наверное, ради того, чтобы выглядеть так великолепно тебе приходиться вставать в дикую рань. Иногда даже возникает желание нарушить этот порядок, — он протянул руку, к изумлению девушки, вытащил заколку из ее волос, и они чернильной рекой рассыпались по ее плечам. — Потому что мне так больше нравиться.
Он улыбнулся, коснувшись ее волос. Они были густые, шелковистые очень мягкие и просто льнули к пальцам как пух одуванчика. Марлин как-то странно смотрела на него, пока он, задумчиво улыбаясь, продолжал играть с ее волосами. Он выглядел так, словно ничто не могло доставить ему большего удовольствия, чем это.
Неожиданно Сириус взглянул ей прямо в глаза, и Марлин только сейчас поняла, как близко они стоят друг к другу. В горле застрял ком. Ее фантазия разыгралась, и она представила, как вот сейчас сделает шаг ему навстречу, схватит его за ворот рубашки и... поцелует.
Поцелует?
Она не успела подумать, что это неправильно, что она ненавидит Блэка и эта мысль вообще не должна посещать ее голову, потому что Сириус сам дернулся, сжал ее плечи и припал губами к ее рту. Он так сильно прижался к ней, что Марлин уперлась руками об стоящий позади столик, чтобы не упасть. С ее губ сорвался полустон-полувдох. Одной рукой он зарылся в ее волосы, придерживая голову, а пальцами другой стал нежно водить по ее спине, вдоль позвоночника, выписывая разные узоры. Какое-то внутреннее чувство заставило ее поднять руку для сопротивления, но она лишь инстинктивно опустилась ее на его плечо. Стюарт обняла его за плечи, наслаждалась тем, как его язык раздвигает ее зубы, касается внутренней стороны губ, щекочет нёбо... Марлин и не подозревала, что способна испытывать такие дивные ощущения, она наслаждалась необыкновенным теплом, разливавшемуся по ее телу. Ее руки легко и беспокойно касались его: она дотронулась до его лица, пригладила волосы, словно бы пыталась привести их в порядок; что-то прошептала, между его пьянящими поцелуями - и это был нежный, тихий звук, с каким наверно укрывает землю падающий снег...
Пробил колокол, оповещая их об окончание последнего урока – а они не отрывались друг от друга. Прежде, чем в гостиную толпой рынут ученики у них еще есть несколько минут. Это время принадлежит только им.


___________________

Варианты ответов:

Далее ››