Machine Learning Competition for Humans!

Дела давно минувших дней. Часть 5-я.

Кея был в бешенстве.
Правда, никто бы на целом свете не смог бы определить это. Глава Дисциплинарного Комитета слишком хорошо навострился скрывать свои эмоции за маской равнодушия и высокомерия. Из-за этого даже в свои шестнадцать лет он выглядел на все восемнадцать: что ни говори, а серьезность прибавляет возраст, делая нас старше. Поэтому мало кто в отеле, где они остановились, мог сейчас понять, что молодой мрачный человек, неподвижно стоящий в холле, в данный момент находился в апогее злости.
«Убью», билась в голове Хибари только одна мысль.
Облако опасно в своем праведном гневе. В такие моменты оно темнеет, насыщаясь мраком злобы, и любой, кто невзначай поднимает голову и видит его, ощущает себя в ловушке. Поэтому Облако никому злить не рекомендуется. Даже Небу. Поскольку именно с Небес Облако и будет спрашивать по полной программе.
И ведь именно Небо Хибари Кеи провинилось.
Они обежали весь парк. Аж по несколько раз. Но Тсунаеши так и не нашли. Девчонка словно сквозь землю провалилась, и Шоичи, едва они на негнущихся ногах вернулись в отель, сразу же заперся в номере, вооружившись ноутбуком. Отчаянно рискуя, Ирие снова влез в систему Вонголы, тщательно выискивая любую информацию об их махинациях в Милане: что ни говори, а все же их троицу никак не покидало мерзкое ощущение, что в исчезновении Савады виновата треклятая «королевская семья» мира мафии. Спаннер тоже подключился к поискам — он не позволял CEDEF Вонголы отследить их сигнал, выигрывая драгоценное время для Шоичи.
Хибари в компьютерах и хакерстве хорош отнюдь не был. Откровенно говоря, он вообще не понимал, как можно что-то мыслить в подобном. Поэтому, понаблюдав за сосредоточенными ботаниками и наслушавшись судорожного, почти истерического стучания клавиш, Глава Дисциплинарного Комитета неслышно вышел из номера, прикрыв за собой дверь.
Все, что он мог сейчас сделать, это вновь прочесать весь треклятый парк в поисках Савады, но силы бывшего Облака Вонголы были уже на исходе, и молодой человек понимал, что, если он сунется в Семпионе в таком вот состоянии, то искать придется уже не только Тсунаеши, но и его самого. Поэтому Кея просто спустился на первый этаж, занял позицию в холле отеля и принялся ждать.
Сколько именно он так простоял, брюнет не знал. Кея уже давно навострился игнорировать бег времени, так что просто не заморачивался по этому вопросу. Но за окном уже темнело, когда двери отеля открылись, пропуская внутрь высокого светловолосого парня с широкой, слегка кретиноидной улыбкой на лице, аккуратно держащего в руках смущенно что-то лопочущую шатенку в бело-оранжевом платьице.
Зверь внутри Хибари взбудоражено рыкнул, заставляя уже {censored} прострации молодого японца встрепенуться. Зверь потянул воздух жадно раздувающимися ноздрями, издал настороженное урчание — запах чужака показался ему странным.
Словно воздух после только что прошедшей грозы, мелькнула малопонятная мысль у Хибари, когда он уже рванулся вперед, сжимая в руках тонфа.
Пусть запах странный, Вонгола с ним*. Это неважно. Облако разберется в этом попозже.
После того, как его Небо будет в безопасности, а это дурацки улыбающееся травоядное окажется на полу, избитое до полусмерти.


- Камикорос!!!
Тсуна взвизгнула, когда в нескольких сантиметрах от них мелькнули черными молниями тонфа, обдавшие прохладным воздухом. Однако Гамма оказался довольно-таки проворным: молодой человек ловко отпрыгнул назад, прижимая к себе девушку. Хибари такая вольность явно не понравилась. Тсунаеши видела, как опасно сузились металлически блестящие глаза экс-Облака Вонголы. Попутно Савада отметила весьма растрепанный вид своего бывшего Хранителя. Словно он долго и упорно тренировался...
Или бегал по одному парку, пытаясь отыскать некую глупую девчонку, которую угораздило потеряться.
Раскаяние кольнуло острой иглой, но прежде, чем девушка успела открыть рот и извиниться перед явно переволновавшимся за неё (но ведь виду-то он не подаст, не положено это Главе Дисциплинарного Комитета) брюнетом, над её ухом протянули, явно с насмешливыми нотками, столь не рекомендующимися в подобной ситуации:
- Тише, тише, парень! Ты чего так взъелся? Глянь, всех постояльцев взбудоражил!
Сердце бухнулось куда-то в пятки, начав отбивать сумасшедший ритм уже оттуда. Тсунаеши кинула полный ужаса взгляд сначала на Гамму, потом на Кею. Первый умиротворенно улыбался, всем своим видом призывая опустить оружие. А второй...
От взгляда на второго Тсунаеши ощутила, как у неё зашевелились волосы в бравой попытке встать дыбом.
- Х-хи-сан... Пожалуйста, успокойтесь... - они еще в самолете условились, что на людях будут называть друг друга именно так. - Все не так, как вы думаете...
- О-о, сеньорина Еши знает этого некультурного молодого человека? - заинтересованно стрельнул в её сторону взглядом блондин. У Кеи дернулся уголок рта.
- Молись, травоядное, - замогильным голосом произнес японец, делая стелющийся шаг навстречу итальянцу: тот лишь усмехнулся, продолжая внимательно рассматривать поочередно то бледнеющее, то розовеющее лицо девушки.
- Д-да... Это мой старший брат... - сглотнула Савада, ощущая, как Хибари прожигает в ней дырку нехорошим взглядом. - С-сводный...
- А-а, родственник значит! - понимающе протянул Гамма, демонстрируя свои зубы в ослепительной улыбке. - А что же дорогой родственник оставил свою очаровательную сестру одну в парку, да еще и с вывихнутой ногой?
Уже вознамеривавшийся атаковать вновь Хибари замер, услышав последние слова. Перевел требовательный взгляд на Саваду, и та быстро закивала, подтверждая сказанное итальянцем.
Да, мол, нога. Все дело в ней, проклятой. А этот человек мне помог. И очень сильно.
По лицу Хибари нельзя было ничего сказать: понял ли он то, что пыталась объяснить ему через свою говорящую мимику его Небо, или же так и остался при своем непоколебимом мнении «Закамикоросить и прикопать труп за отелем». Но свои излюбленные тонфа Глава Дисциплинарного Комитета убрал, что вызвало у девушки полный облегчения вздох и благодарную улыбку.
Заметив перемены в настроении Тсунаеши, Гамма заулыбался. Создавалось впечатление, что видеть радостную шатенку доставляло ему невообразимое удовольствие. Тсуна уже отчаялась понять, в чем же тут причина. Однако улыбка итальянца несколько померкла, когда Хибари молча протянул руки вперед, сверля его нехорошим взглядом и всем своим видом говоря «Давай».

Варианты ответов:

Далее ››