Machine Learning Competition for Humans!

7 часть.

От лица Уме.
Грусть всё не покидала меня, даже когда я пришла домой. Ужинать я не стала. Просто не было аппетита. Зайдя в дом, я сразу направилась в свою комнату, села на подоконник и, слушая музыку в наушниках, стала наблюдать, как солнце скрывается за горизонтом, и всё вокруг охватывает тьма.
Если честно, то я очень боюсь темноты. Почему-то в темноте всегда кажется, что в любой момент может открыться дверь и впустить в мою уютную комнату страшного монстра или какое-нибудь чудовище вылезет из-под кровати. Только не смейтесь! Ведь у всех свои страхи, и каждый чего-то боится. Не знаю, откуда взялся мой. Наверное, пересмотрела ужастиков с Кумико.
Так, сидя на подоконнике, я и уснула. Странно, но, думая о чём-то, я забыла, что нахожусь в полной темноте и лишь блики луны, часто прятавшейся за облаками, изредка были видны на небе.
Проснулась я рано, когда все остальные в доме ещё досматривали последний сон. Каждый раз, когда я думала о том, что меня оставили одну, не сказав даже простого «пока», у меня всё больше портилось настроение. Сейчас мне совсем не хотелось кого-либо видеть, но нужно было идти в школу.
Сегодня уже суббота и завтра выходной. Как жаль, что мы учимся шесть дней в неделю. Хорошо, завтра воскресенье. Можно отоспаться и как следует отдохнуть.
Когда я вышла из дома, оставив записку на холодильнике, то услышала звон будильника из комнаты Юи-сан и Сачи-сан. Наверное, минут через 30 они всей семьёй будут завтракать. Хорошо, что я ушла, иначе испортила бы им весь завтрак своим угнетающим видом. А ведь у меня не было таких завтраков вообще.
Весь путь до здания школы я провела в размышлениях.
«Сегодняшний день нужно просто пережить, а завтра я хорошенько всё обдумаю и решу, что делать дальше» - думала я, вновь шагая по аллее, через которую я прохожу последние две недели. Каждый раз я любуюсь сакурами, стоящими в два ровных ряда. Но сейчас мне было не до них, я была вся в своих мыслях.
Так как я училась в классе, в котором не учился ни один член «хост клуба», то никого из них я не видела, хотя после занятий мне всё равно пришлось идти в клуб.
Все вели себя непринуждённо, словно они вчера меня не оставили одну. Всё-таки это волнует только меня. Как обычно, сегодня зал был полон девушек, и в толпе я даже заметила Лейко, снова ставшей блондинкой. За этот день мы с Тамаки часто пересекались в клубе и довольно мило беседовали. С ним было очень приятно разговаривать, ведь он понимал меня с полу слова.
Середина рабочего дня. Я устала и сейчас у меня перерыв, поэтому после того как я предупредила Харухи об этом, она сама взяла чашку кофе и пироженки для посетительницы. Кажется, она о чём-то задумывается и неожиданно для всех роняет поднос со всем его содержимым. По комнате мгновенно проносится звук битой посуды. Я вскакиваю со стула, добегаю до Харухи и начинаю быстро собирать осколки с пола на валяющийся рядом поднос. Кареглазая девушка пытается помочь, но неаккуратно берёт осколок и оцарапывает себе руку.
В этот момент вскакивает Тамаки:
-Харухи, доченька моя, ты порезалась. Хикару, приведи доктора. Вдруг, это серьёзно. Кёя выведи всех клиенток. На сегодня мы закрываемся. Харухи, с тобой всё в порядке? – Восклицал блондин.
Вскоре все его поручения были выполнены. В зале остался только члены клуба. А Харухи просто наклеили пластырь на палец.
-Почему Харухи сама взяла поднос? – Спросил Отори, и, кажется меня.
-Это ты мне? – удивлённо вскинула голову я, всё так же сидя на полу.
-Мне повторить вопрос?
-Потому что у меня был перерыв.
-Кто дал тебе перерыв?
-В договоре было записано, что я имею право на перерыв. Да и Харухи я предупредила об этом.
-Я вычеркнул это правило.
-Ась? Когда?
-Ещё вчера.
-Я об этом не знала.
-Если бы ты была более внимательна, то Харухи бы не порезалась. – Встряли близнецы.
-Но…
-Это правда. Если бы Уме не устроила перерыв, то ничего бы не случилось. – Грустно произнёс Тамаки.
-Но…
-Стоимость посуды я вычту из твоей зарплаты, а также урежу её. – спокойно и жёстко сказал Кёя.
-Это за то, что я тебя хлебом назвала? Так я приношу свои извинения.
-Уме-тян, плохая? Из-за неё Хаару порезалась? – спросил Хани, потянув, Мори за рукав пиджака. На что «дикарь» тактично промолчал.
-Пойдёмте, думаю, Уме хочет побыть одна. – Сказала Харухи. Одна её фраза заставила хостовцев послушаться. Когда Суо вместе с кареглазой девушкой шёл к двери, он немного приобнял её, что заставило меня вздрогнуть от неожиданной и неизвестной мне боли в сердце, ведь, что она – девушка, я узнала ещё пару дней назад.
Дверь закрылась.
Хотелось крикнуть им: «Нет, не уходите! Не оставляйте меня одну! Пожалуйста».
Из глаз непроизвольно хлынули слёзы беспомощности, отчаянья и обиды.
Почему они не выслушали меня? Зачем Харухи сказала им уйти? Почему они снова оставили меня одну? На эти вопросы у меня не было ответа. А из глаз всё текли и текли слёзы, ведь я думала, что мы стали друзьями. Всхлипы раздавались в ушах, отражаясь от стен и переходя в рыдания. Я сидела одна на холодном полу в центре зала, плача, около часа. Меня окружали осколки, которые так никто и не удосужился убрать. Я попыталась успокоиться, но это плохо получалось. Нужно было собрать разбившуюся посуду, я правда пыталась, но всё всегда валилось из рук.
В конце концов, я всё-таки убралась, просто не могла уйти, оставив всё в таком беспорядке. Результат: руки все в порезах, похуже, чем у Хару так это точно.
Добралась до дома я уже часам к девяти, и, как вчера, сразу направилась в свою комнату. Уснула я всё на том же подоконнике. Сегодняшняя ночь была безоблачной, и яркий свет луны освещал помещение.

Варианты ответов:

Далее ››