Machine Learning Competition for Humans!

...

В это время (Азария, Джон):
-Сколько время?
Азария ходила нервными шагами по гостиной с телефоном в руках, по которому пыталась дозвониться до Табиты:
-Ровно полночь
-И где же она? Может с ней что-нибудь случилось?
-Успокойся
-Ты что вообще с…
Азарию прервал звонок в дверь, она мигом подлетела к ней и распахнула её. Но на пороге стоял Крис, который был водителем у их семьи:
-Мисс Фоунтейн, Табиту похитили!
-Как? Как похитили?
Азария начала заикаться и уже с заплаканными глазами обернулась на шокированного Джона. Он подорвался с места и подбежал к двери:
-Где она?
-Я…я
Крис заикаясь, смотрел в глаза Джона, тот лишь схватил его за ворот рубашки и продолжал кричать:
-Где Табита, тварь! Где моя дочь?!
-Я не знаю, её унесло большое животное…я…я не смог ничего сделать. Это было слишком быстро!
Джон отпустил его и, схватив куртку, выбежал из дома. Выбежав на крыльцо дома, Азария прокричала своему мужу в след:
-Джон, будь осторожен!
Но Джон просто бежал, не оглядываясь, он хотел найти дочь и найдёт, убьёт любого за своего единственного ребёнка, но спасёт её.
Он резко подлетел на крыльцо дома семьи Эддисон и постучал в дверь. Никто не открыл, за дверью даже не послышалось и шороха. Джон тихо толкнул дверь, та со скрипом приоткрылась, и он зашёл на порог:
-Хью, Мария!
Выкрикнул он куда-то в темноту. Ответа хозяев не было и он начал фокусировать взгляд на темноту. Ни одной живой души. Джон прошёл дальше и тут на него напали сзади. Он не смог увернуться и поэтому повалился на пол. Где-то в соседней комнате уже слышалось рычание. То ли волки это были, то ли собаки. Может они вошли в дом, ведь он был открыт. Джон вытряхнул из головы все мысли и пошёл на рычание существа.
Медленными шагами он вошёл в кухню и после того, как протянул руку за выключателем, он уже больше ничего не видел. Лишь темнота и последнее, что он слышал, это хриплый голос, мысль, которая посетила его голову – “Эмпусы!”…

Табита:
Я просыпаюсь уже какую неделю именно тогда, когда они приходят и начинают спрашивать всякие бредни, потом внушают, чтобы я всё забыла и всё снова по-новому. Каждый день я ничего не могу вспомнить, но как только это происходит снова, моя голова раскалывается, и меня мучает боль, которую они заглушают ударами.
Ещё несколько вопросов и они покинули мои хоромы. Марк являлся как в человеческом обличие, так и оборотнем. Было очень страшно на него смотреть. Он делал мне больно, каждый день. Избивал, потом целовал, а потом снова бил. Жуткая боль во всём теле была ужасной, но я терпела. На все вопросы я не знала ответов, я не имела понятия про дела родителей и говорила честно, что не знаю, но всё это не катило, вновь побои и странные усмешки.
На утро одного летнего дня я проснулась позже, чем обычно. Маленькое окошко, перед которым крутились пылинки, пропускало небольшой лучик света. За дверью послышались крики и знакомый мужской голос. Дверь распахнулась, и на пороге появился Марк, а перед ним со связанными руками за спиной мой отец:
-О нет!
Прошептала я и проводила взглядом Марка и папу. Марк присел передо мной на корточки:
-Ты красивая даже когда избитая. Я так люблю тебя, но твой отец вынужден умереть!
По щекам скатились предательские слезы, и Марк вышел из комнаты:
-Он придёт за тобой
-Кто?
-Не верь, матери, я люблю тебя, доченька!
Голова папы склонилась к левому плечу, а глаза остались открыты. Что происходит? Он умер? Он жив? Что случилось?
-Папа! Папа! Поговори со мной! Нет!
Я уставилась в пол и зарыдала. Со всей болью, которую перетерпела, со всем, что было в моей душе по сей день. Я не могла остановиться. Моего отца больше нет, теперь я одна, но при чём тут мама? Почему он сказал ей не верить и кто за мной придёт? Меня всё-таки осенило. Господи, Эрик, только не он! Он наверняка уже почувствовал мою боль и страх.

Варианты ответов:

Далее ››