Machine Learning Competition for Humans!

*::*

И потянулись мучительные дни. Майские праздники пришлось провести с Лехой. Я хотела было удрать от него на дачу, но он приехал за мной.
Мы гуляли по лесу, ходили на озеро. Леха был снисходителен и добр, как всегда. А я мучилась и молчала. Он пытался разговорить меня, обнимал за плечи, пытался поцеловать, я уворачивалась, подставляла щеку, отшучивалась. В общем, избегала его, как могла.
За те несколько часов, что мы провели вместе, я так устала и издергалась, что к вечеру буквально вытолкала Леху.
Он уехал обиженным. Мне было жаль его. Но ведь чувство жалости, оно часто появляется. Многих жалко: бездомных котят, больных собак, стариков, плачущих детей… Леха не был ребенком, больным или инвалидом. Моя жалость только унижала его.
К тому же Макс позвонил.
И снова мы молчали, слушая дыхание друг друга в телефонных трубках. Я слушала, во всяком случае.
– Мы можем встретиться? – спросил Макс.
– Конечно.
– Когда?
Я закрыла глаза, представив себе его лицо, как он держит телефонную трубку, сжимая в руке. У него очень красивые руки, такие узкие, даже изящные, с длинными сильными пальцами.
– Завтра, – сказала я.
И назавтра вернулась в город. Он встречал меня с электрички. Я сразу заметила его в толпе, выделила из всех.
– Макс! Максимка!
– Я так хотел тебя увидеть, – признался он, – мы так странно расстались. Это неправильно.
– Неправильно, Максим, – согласилась я.
– Я не хочу расставаться. – Он опустил голову.
– Я тоже…
– Правда?! – Он снова смотрел на меня, в глазах прыгали солнечные искры. И в этот момент я поняла, что люблю его. Только его. И что мне было делать со своей любовью?
Он несмело взял меня за руку, повел куда-то. Да мне, в общем, было все равно куда идти, только бы с ним. Заговорил быстро, сбивчиво:
– Я все время думаю о тебе, просто наваждение какое-то… Нет, не так… Я не могу не думать, и мне хорошо от того, что я тебя увидел и узнал. – Он тряхнул челкой, смущенно смолк, взглянул на меня, сжал мою ладонь в своей. – Я совершенно запутался. Андрюха говорил, что у тебя есть парень. Потом я с ним познакомился. Знаешь, я не очень-то разбираюсь в людях, но он мне понравился. Я решил, что не имею права вмешиваться, это нечестно. Я никогда не отбивал девчонок. Вот, ты улыбаешься! Глупо, да?
– Нет. – Я действительно улыбалась. А еще мне хотелось плакать. Он думал почти так же, как и я. До чего же мы похожи с ним!
– Я смешной?
– Вовсе нет, – я покачала головой, – ты замечательный!
– Шутишь?
– Нет, мне не до шуток…
Мы сели на какую-то скамейку в каком-то сквере. Прижались друг к другу и все еще держались за руки.
– Не видел тебя несколько дней и чувствовал себя отвратительно, все искал чего-то.
– И я…
Он замер:
– Ты чувствуешь то же, что и я?
– Видимо, да, – ответила я.
– И как же нам быть?
– Одна моя подруга посоветовала мне всегда быть честной с самой собой, – сказала я.
– Это несложно, – отозвался он, – гораздо сложнее быть честным по отношению к другим.
– Да, наверное, – согласилась я.
Он задумался.
– Я хочу быть честным, – наконец произнес он.
– Да, – согласилась я. В этот момент я твердо решила рассказать обо всем Лехе. Не могла я ему врать. Не могла!
– Ты только скажи, как нам лучше поступить, – попросил макс, – я готов поговорить с Алексеем.
«Милый ты, мой милый, – подумала я, удивляясь его словам. – Леха, он хороший, он правильный, он все поймет. Но только поговорить с ним должна я».
– Я сама.
Женька упрямо покрутил головой:
– Ты считаешь, я не справлюсь?
– Справишься, конечно, просто ты его совсем не знаешь, а я не хочу отсиживаться у тебя за спиной.
– Нет, мы должны сделать это вместе, – настаивал Женя.
Удивительно. Мы не признавались друг другу в любви, не назначали свиданий, не договаривались встречаться. И в то же время мы как будто все давно решили, как будто знали о том, что мы уже давно вместе. Может, еще до нашего рождения.
– Хорошо. – Я достала телефон и набрала Леху.
Он отозвался почти сразу. Я услышала его голос, такой спокойный, даже веселый, он спрашивал, где я, как себя чувствую, вернулась ли с дачи. Он ни о чем не догадывался! А мне предстояло нанести ему удар. Как у бойцов называется неожиданный удар?
– Леш, нам надо поговорить с тобой, – перебила я его.
– Так, сегодня я не могу, – деловито сообщил Леха, – тренировка, сама понимаешь, а вот завтра…
– Леш, это очень важно.
Наверное, он все-таки расслышал мое напряжение, уловил тревогу:
– Даш, ты в порядке?
– Я в порядке. Леша, я хочу тебе сказать, что больше не буду с тобой встречаться. – Эти слова дались мне с огромным трудом. Я произнесла их медленно, выдавливая из себя, слово за словом, капля за каплей.
В трубке стало тихо.
– Леш, ты меня слышишь? – спросила я.
– Ты что там выдумала опять? – Теперь его голос звучал по-другому, словно звенел.
– Я не выдумала. Леш, я хочу быть честной.
– Ничего не понимаю! Честной? – переспросил он. – При чем здесь честность?
Я поняла, мне предстоял долгий и тяжелый разговор. Надо было набраться терпения, надо быть спокойной.
– Леша, у меня другой парень.
– Что?! – Он почти кричал. – Повтори, что ты сказала!
– Леша, я люблю другого парня, – повторила я.
Я слышала, как он засопел, втянул носом воздух, пытался сдержаться.

Варианты ответов:

Далее ››