Поттер?! Нет? Фуф!

На улице стояла середина декабря. Первый, чистый и совсем невинный снег выпал уже давным-давно. На улице было очень холодно. Летние мантии пришлось сменить на зимние ещё в начале ноября. А что ещё остаётся делать? Снег шёл не переставая, как дожди. А все так соскучились по яркому солнышку, по его теплу. Всем его очень не хватало. А всё из-за Волан-де-Морта. Но, как мы все знаем, никто не называл его по имени. Все предпочитали его звать Сами-Знаете-Кто.
Большая половина учеников сидела в своих гостиных, и Алекс была в этой большей половине. Она копалась в сумке и искала письмо, которое прислали ей родители. Утром, когда принесли почту, ей некогда было его читать. Приходить на Трансфигурацию с невыученным заклинанием и недописанным эссе никому не хочется. А потом она просто замоталась и совершенно забыла о письме, которое не принесёт ей ничего хорошего. Эннил и Лили где-то гуляли, а Алекс отказалась из-за того, что она жутко устала. Три стычки с Мародёрами и пять стычек со Слизеринцами. Язык у неё еле как поворачивался от усталости. Не каждый выдержит восемь словесных битв за день.
После пяти минут поиска письмо было извлечено из сумки помятое, и конверт был немного измазан чернилами. Суит распечатала конверт и, вытащив и развернув письмо, углубилась в его чтение. Чем дальше читала Алекс, тем её лицо было мрачнее и мрачнее. Письмо было далеко от позитива, но только для Алекс. Поттер весь блестел, как начищенный снитч или кубок по квиддичу. Алекс думала, что Поттер с середины ноября радуется победе над Пуффендуем в матче по квиддичу, но нет. Теперь ясно, почему он такой радостный уже почти месяц ходит.
«Я его убью! Что он своим родителям написал?! Вот… снитч не пойманный! - гневно думала Алекс. – Вот только попадись ты мне, Поттер!.. О! А вот и ты собственной персоной!»
Алекс вскочила со своего места и подлетела к Поттеру, сумку она не забыла. Она довольно тяжёлая и удар получится сильным, если он вообще понадобится. Движения были быстрыми, чёткими и резкими. В глазах легко читался гнев.
- Ты что своим родителям написал, идиот?! – гневно прошипела Алекс. Никакого тебе «здрасте» или «привет». Когда Алекс рассержена от неё таких слов не услышишь. Она сразу начинает с дела.
- То, что у твоих подруг проблемы, и ты не хочешь их оставлять. Мои родители великодушно разрешили и им тоже побыть у нас, - радостно светился Поттер.
- Я просила тебя сделать не это! Я не хочу все свои каникулы проводить у тебя! – прошипела Суит.
- Что? – возмутился Сириус. – Джеймс, почему я узнаю об этом самый последний?
- Не самый, - улыбнулся Джеймс. – Лили и Эннил ещё не знают. Надо будет им сообщить!
- Эванс от тебя и мокрого места не оставит, - сказала Алекс. – Да и я ей помогу в этом!
Поттер хмыкнул. Алекс только и может угрожать. Убить или прибить у неё не хватит духа. Даже в Слизеринцев ей очень сложно при самообороне послать заклинание. «Кишка тонка!» - однажды заявил Блэк. Как это ни странно, он оказался прав. А Алекс, которая это слышала, не обратила внимания. Она понимала, что Блэк прав. Пусть ей и было это тяжело признавать.
- У тебя не хватит духу, - спокойно сказал Блэк.
- Самой – да! – легко признала Алекс. – Но помочь – нет. К тому же я сейчас в гневе! И сейчас у меня кишка не тонка! Поттер, немедленно напиши другое письмо своим родителям! Немедленно!
Поттер покачал головой. Этим он давал понять, что ничего писать своим родителям не будет.
Тут портрет открылся, и вошли Лили и Эннил. Алекс оттолкнула Поттера и подлетела к подругам. Уж лучше она сообщит эту кошмарную новость подругам.
- Девочки, у меня для вас две новости. Плохая и хорошая. С какой начать?
- С хорошей, - отозвались девочки.
- Родители разрешили мне вас взять с собой, - сказала Алексис. – Но каникулы мы проведём, если не случится какого-нибудь чуда, у Поттера!
- ЧТО?! – взвизгнула Лили. – У Поттера?! Где это чучело?! Я его сейчас убью!
- Эванс, зачем тебе это? В глубине души ты очень этому рада! – миролюбиво предложил Поттер.
Эннил, заметив Римуса, быстро прошла к себе в комнату, а Римус отвернулся. Алекс и Лили быстро почувствовали свою вину. Они частенько подстраивали события так, что или Эннил натыкалась на Римуса, или Римус на Эннил. Поэтому Римус и Эннил начали друг друга избегать со страшной силой.
Тут в окно кто-то постучал. Это оказалась сова. Даже сейчас было видно, что она была белоснежной, только пятно возле глаза было серым. Алекс удивилась, но подбежала к окну и впустила сову. К лапе была привязана записка. После прочтения этого маленького письмеца, Алекс засмеялась.
- Обломался ты, Поттер! Каникулы мы у вас проводить не будем. Как я рада, что мой недалёкий родственничек решил навестить нас со всей семьёй!
- Как?! – сдавленно спросил Джеймс.
- А вот так! Лили, пошли Энни обрадуем! – Алекс схватила подругу, и они обе помчались в комнату.
Эннил сидела на кровати и разбирала пергаменты.
- Никаких каникул у Поттера! То, что мы переживали столько месяцев из-за каникул, было глупостью! – радостно закричала Алекс. – Я бы никогда не подумала, что буду так рада приезду Влада!
- Кого? – тупо переспросила Эннил.
- Двоюродный братик по линии моей родной мамы. Сестра моей мамы переехала в Россию по какой-то там причине. Там она встретила свою половинку, а потом появился Влад. Надеюсь, объяснять тебе, как появился Влад не надо! – засмеялась Алекс.
- Сколько у тебя ещё братьев и сестёр? – удивилась Лили.
- Тёть ещё две, а дядя один, - махнула рукой Алекс. – Кстати, Эннил, у тебя через неделю День Рождения. Вечеринка? Ты за?! Или против?!
У Эннил округлились глаза. Она категорически замотала головой и закричала «Против! Только не вечеринка!»
- А что? – удивилась Алекс.
- Я их не люблю. Пообещайте, что вы не будите её устраивать! – попросила Эннил.
- Ну… ладно, - неуверенно сказали Алекс и Лили.
- Спасибо, - выдохнула Эннил.
Алекс опустилась на кровать и стала прокручивать в голове различные воспоминания про своего родственничка. Переписывались они редко. Письма от Влада она получала только летом и в школьное время, но отвечать на них не могла. Ведь никто не знает, где находится Дурмстранг. А Влад учится именно там. Правда то, что он увлекается тёмными искусствами никак не сказалось на его характере. Однажды, когда Алекс было около восьми лет, они один раз приехали. Влад был улыбчивым, тогда ещё, мальчиком. Он носил большие очки с толстыми стёклами. Лицо уже было усыпано прыщами, нос всегда был красным, как томат или свёкла, а зубы были кривоваты. Он тогда очень часто болел. Он был очень худой! Даже для своего возраста слишком худой. Волосы у него были русые, но немного отливали рыжеватым. Глаза были карими и полными доброты. Он был старше Алекс где-то на год, но казалось, что Алекс старше его года на три. Влад был тогда очень раним и часто обижался, но на Алекс ни в коем случае. Он почувствовал, что Алекс его никогда не обидит и поддержит, Алекс и подтвердила это. Когда Карли начала его дразнить, она получила по носу от Алекс. И во время. У Влада уже начали наворачиваться слёзы на глаза. Зато потом получила Алекс от мамы Карли – Люсьен. Алекс, помнится, потом с Владом на неё «случайно» бокалы с соком вылили. Правда, родители им поверили.
У Алекс в мыслях и воспоминаниях Влад и остался таким прыщавым и худеньким мальчишкой, который часто плакал и болел. Алекс даже не представляла, как он теперь выглядит. Может, так же, а может он и изменился. Хотя, второе врятли. Но разве что совсем чуть-чуть.

Варианты ответов:


Далее ››